За все – спасибо

Михаил Жванецкий



Слава богу, поспал, заснул – спасибо, проснулся – благодарю. Слава богу, одетый. На ногах, спасибо, штаны. На голове, большое спасибо, шляпа, на шее, слава богу, кашне. За все – спасибо. Эти облезлые роптуны только портят. Сидишь, слушаешь, дрожишь: Как он не боится? Что же, все боятся, а он один не боится? Боится, наверное, еще больше, но не может. В душе у него свиристит и произрастает. Раз лучше, чем было – молча не замечает: Чтоб не сглазить. Тьфу-тьфу-тьфу.

И что толку вперед смотреть, когда весь отпыт сзади? Я же все помню: Сначала соли не было, потом мыла не было, потом дяди не было, потом тети не было. Сейчас они все есть. Так что мне и детям моим на веки-веков аминь. Спасибо.

И никакой инициативы: Глаза в землю и вдоль стены. Лицом вжик, в кровать – шасть, следом – швырк: И сидишь в пледу.
И ни какой выдумки: Ты придумай, ты же и будешь делать, и тебя же накажут, что плохо сделал.

Спасибо за то, что живу, что существую. Ура, что проснулся, виват, что поел. Никаких разносолов, салатов – не хочу привыкать. За кефир отдельное спасибо всем. При встрече с корреспондентами – предельный оптимизм: Как только лицо выдерживает. Никто меня не спрашивал, я три раза прорывался к микрофону, кричал: “Спасибо, молодцы.”

За 105 в месяц – спасибо, за 110 большое спасибо, за 115 балуете, за 120 объясните, за что. С детства мечтал зубы вставить. Вставил. Шпашибо. Ошушештвляютшя мечты.

Ну, если человек проворовался – посадили. Правильно. Оправдали? Правильно. Обругают – верно. Толкнут – правильно. Пошлют – спасибо. Жена уходит – хорошо. Жена вернется – хорошо. Одному хорошо и с семьей хорошо. Много есть хорошо и немного есть хорошо. Пить хорошо и не пить хорошо. Все кругом хорошо.

Я о своих раздумьях во все газеты пишу. Ну какому нормальному человеку придет в голову сесть и написать, что ему хорошо. Нормальному не придет, а умному придет, потому что адрес и фамилия. И все знают, что ему хорошо. Официально хорошо.
А что вы критикуете? Кто рассказывает, кто смеется? Кто плохо приказал? Кто плохо сделал? Сами же все. Что же мы про себя так остроумно замечаем, а потом так тонко хохочем, потому что кажется, что не про себя. А про кого?