Так жить нельзя

Михаил Жванецкий



Нашу жизнь характеризует одна фраза: “Так больше жить нельзя”.
Вначале мы ее слышали от бардов и сатириков, потом от прозаиков и экономистов, теперь от правительства.
Наш человек эту фразу слышал и триста лет тому назад, двести, сто и, наконец, семьдесят лет назад сделал так, как ему советовали. Ибо так больше жить нельзя… С тех пор слышит эту фразу каждый день.
Убедившись, что эти слова перестали быть фразой, а стали законом, он повеселел.
Как бы ты ни жил, так больше нельзя. А как можно – тут мнения делятся. Там, за бугром, вроде живут неплохо, но так жить нельзя. Кроме того, с нами находятся крупные работники, которые и твердят, что так как там, нам жить нельзя, ибо мы уже один раз отказались, и теперь должны мучиться, но держать слово.

На вопрос:
– Там есть есть чего?
– Есть чего.
– Одеть есть чего?
– Есть чего.
– Пить есть чего?
– Есть чего.

Так почему так жить нельзя? Тут они багровеют, переходят на “ты”, а потом тебе же про тебя же такое, что ты долго мотаешь головой и ночью шепчешь: “Постой, я же в 65-ом вообще в Казани не был”.

В общем как там жить запрещено, а как здесь жить нельзя. Поэтому сейчас с таким же удовольствием, с каким раньше публика наблюдала за юмористами, балансирующими между тюрьмой и свободой, сейчас наблюдают за экономистами, которые на своих концертах объясняют, почему как здесь жить нельзя, а как там – не надо, потому, что, мол, куда же мы тогда денем тех, кто нам мешает, их же нельзя бросать, нам же их кормить и кормить, это же их идея жить, как жить нельзя.

Билеты на концерты виднейших экономистов не достать, хохот стоит дикий. Публика уже смеется не над словами, а над цифрами.
“Сколько соберут – столько потеряют. В магазинах нет, на складе есть – на случай войны. Тогда давайте воевать поскорее, а то оно все испортится. И что в мире никто мороженое мясо не ест, только мы и звери в зоопарке, хотя вроде звери, именно, и не едят, получается только мы”.
Вот я думаю: а может, нас для примера держат. Весь мир смотрит и пальцем показывает: – Видите, дети, так жить нельзя.