Собрание на ликеро-водочном заводе

Михаил Жванецкий



Председательствующий. Разрешите собрание актива нашего сорок восьмого ликеро-водочного завода считать открытым.
Аплодисменты.
(Наливает из графина.) Товарищи! Сегодня мы решили поговорить на наболевшую тему: Изыскание внутренних резервов. Состояние на участке транспортного цеха доложит нам начальник транспортного цеха опря николай егорович.
Начальник транспортного цеха. Ха! ( Наливает из графина.) Ха! Василий иванович, ну, что докладыватьотдыхают. Автосцепщик харитон круглов опять взял на себя, как и в прошлый год, и с честью несет. Обещал, в общем, не дожидаясь конца года… Вслед за ним шофера – водители ящечно-разливочной тары ларионов и кутько тоже взяли на себя… Завозить точно в указанный в путевом листе магазин с максимальным попаданием и минимальным боем по пути. Свести бой по дороге от завода до магазина в приемлемой цифре: 50 Литров на тонно/киломметр водки и 25 кг на тонно/км дорогих коньячных изделий (наливает из графина.) Теперь самодеятельность. Артисты, приглашенные к нам на 1-е мая, до сих пор не ушли. Мы все знаем их репертуар. И еще. Мы, конечно, привыкли, но молодежь пугается чертей, которые водятся у нас на складе готовой продукции. Уборщица симакова за час перед концом дня вызывала начальника пожарной охраны завода, и они вдвоем пытались изгнать чертенка из междуящечного пространства. Он дразнился, кричал ерунду, прыгал по плечам, нагадил и скрылся в трубе. К концу недели уже многие его видят. А сейчас он стал появляться с друзьями. Мы должны что-то решить здесь. ( Наливает из графина.) Теперь культмассовая работа. Артисты до сих пор здесь, хотя многие из нас сами поют… Физико-акробатический этюд, который мы недавно взяли на работу, дис.. Дис… Квалифицировался. Отказываются стойки там вниз руками. То есть под нашим наблюдением после двух попыток выдержать нижний рухнул, и вся пирамида на нем.
Пред. Рыг… Ламент!
Нач. А как же. Вот… Поэтому я предлагаю назначить перевыборы на любой момент. Нам это только давай, если, конечно, красивая женщина. (Садится)
пред. Так… ( Наливает из графина.) Теперь попросим на трибуну начальника транспортного цеха. Пусть доложит об изыскании внутренних резервов. Доложте нам!
Нач. ( Снова на трибуне. Наливает.) Если вопросов нет, я начну. Наш транспортный цех, изыскав внутренние резервы, задолго до окончания успешно встретил новый год! Мы перевезли по маршруту винный склад винный магазин 45 тысяч 8 миллионов 364.6 Литров крепких, крепленных и слегка разбавленных изделий. Водители ларионов и кутько обещали сэкономить тонно/киллометров вдвое и бой тары произвести с учетом интересов…
Пред. Спасибо! У вас есть вопросы к докладчику?
Нач. Нет.. ( Садится в трибуне.)
Пред. Теперь попросим начальника транспортного цеха. Раскажите нам об изыскании внутренних резервов.
Начальник транспортного цеха?! Он в зале?
Начальник транспортного цеха (с трибуны). Он здесь, здесь!
Пред. Молодец, быстро добрался. Доложите нам.
Начальник транспортного цеха. Товарищи. Водители ларионов и кутько, используя слабые места и встречный план, а также порожняк, взяли на себя допол… Нительные обязательства и приказали долго жить. ( Наливает из графина.)
Пред. Ну, вот. Значит справитесь?
Нач. А как же.
Пред. Ну вот… А где наш начальник транспортного цеха? Интересно, как у него? В прошлом цех хронически отставал. Если его найдут – немедленно на трибуну. Где начальник транспортного цеха?
Нач. Здесь, здесь… Товарищи, водители… Наш цех хронически отставал, теперь он хронически обгоняет и задолго до конца встретил новый год. Водители ларионов и кутько, используя один двигатель на две бортовые автомашины, взялись обслужить максимальное количество потребителей с одного штуцера прямо в гараже, чтоб напрасно не возить по магазинам… С одной заправки ларионов и кутько выезжают с утра на линию и возвращаются в гараж поздно днем, где и ночуют, не заходя домой уже второй месяц, обтирая самосвал ветошью из своих одежд.
Пред. Спасибо.
Нач. Пожайлуста.
Пред. (Наливает из графина) жаль… Жаль, что нам так и не удалось послушать начальника транспортного цеха.
Нач. Ну и черт с ним.
Пред. Но выговор мы ему запишем.
Нач. А как же.
Пред. От молодежи завода ученик кладовщика младший штуцерщик на наливе с крепостью до сорока. ( Над трибуной возникает всклокоченная голова.)
Голова. Мы, молодые штуцерщики… (Падает.)
Пред. Жаль, что он ушел.
Голова. (Поднимается) я никогда не забуду своего учителя, смесителя валобуева григория григорьевича. Он уже на пенсии в больнице в тяжелом состоянии, но его заветы – указания… Управление штуцером высокого напора он завещал нам, молодым. (Исчезает, затем вновь появляется.) И мы, молодые… Мы, молодые… (Исчезает.)
Пред. Ну молодежь, не усидит. Так и мелькает, так и мелькает. Товарищи, что-то тихо стало в зале. Есть предложение пригласить вторую бригаду артистов, когда уйдет та бригада, которую мы пригласили в прошлом году. Кстати, кто их видел и где их видели? Я их в прошлом месяце встретил в разливочном. Домой не пишут. Некоторые одичали, бродят по территории, прячутся от людей, не имеют зимнего, в плащ-палатках, костры жгут, с капотов снимают ватники. Кто видел юрисконсульта? Мы его взяли два месяца назад. На проходной говорят, не выходил. Надо найти, у нас к нему вопросы накопились. Теперь, такси в прошлом году вызывали. Машитов по цеху готовой продукции? Где экскурсия? Это ж уголовное дело – триста человек политехнического вуза. Мы должны их вернуть. Хоть часть. У них же родители есть. Теперь – доска почета. Справедливые нарекания вызывает. Нет, не у нас. У пастьлей… У посетителей. Вот вы фотограф… Не вспыхивайте… Почему вам не везет? Жуткие рожи на доске почета. Не надо у станка. Надо искать момент. Надо поймать его до работы, когда его еще можно узнать. Теперь, вы сами фотографировали президиум собрания. Укрылись попоной. И что же? Человек не голубь. Он не может долго сидеть неподвижно. А вы, понимаете, под попоной… Не знаю, что вам туда носили. Мы, понимаете, ждали команды. Я уже не говорю о качестве снимков, но аппарат и штатив у вас государственные. Так будьте добры. (После паузы) не надо рваться. Все хотят. И чтоб не забыли поздравить женщин. Скоро восьмое марта. Три месяца пробегут, как пятнадцать суток, а наши женщины непроздравленные останутся. Они во многих отношениях не хуже нас и уже почти не отличаются. А главное – несут на себе тяготы. И не забыть их проздравить. Если забудешь, мы напомним сурово, по-морскому, по-мужицкому. А что? Филимона скибу вернули в семью. Его там шесть лет не было. Ходит сейчас туда. Если ты женатый, так ночуй. А не хочешь, поговоришь с нашим месткомом. А то, что многие не доходят до семьи, а располагаются в скверике, коротают, чтоб завтра поближе, то нами будет послан специальный бульдозер. Мы этот муравейник потревожим. Не надо выражать нетерпение: Все хотят. Я чувствую, наш сегодняшний разговор произвел глубокое впечатление на всех сидящих и кое-кто намотал на винт. А, матросы?.. А вот теперь прошу к столу.