СЕМЬЯ

Михаил Жванецкий



Тут в голову пришло
что людям, может быть, каким-то
слова мои нужны и годы,
проведенные в поисках семьи.
Как так? Она у всех вот здесь…
А у меня повсюду.
И разницу я эту соблюдаю
и берегу.
Вот наблюденья.
Сядьте поудобней,
хотя сесть неудобно вряд ли кто захочет.
Так вот,
семья крепка,
когда совсем уж тихий муж.
Когда такая тихая жена,
наоборот, все может развалиться.
И вроде бы понятно почему.
Там сила в слабости, а слабость в силе.
Не знаю. Слабой быть может женщина, но не жена
в переходной период к процветанью.
Ну просто тихая жена –
такой железный повод для разговора!
В жене должна быть переменчивость и визги,
и пропаданье,
и свободный взгляд –
то есть независимость
в зависимости.
Ужас, но все так.
А тихий муж – это семья.
Жена выдерживает его верность и постоянство.
Он не выдерживает.
Муж скачущий.
Как по-латыни?
Hasbend derganiy.
Он скачет, мучается,
отбивается от стада.
Возвращается к утру.
Пьет.
Курит.
Весь в помаде.
Расческа в светлых волосах
и, наконец, серьга в трусах.
Вот ужас.
Гибель.
Решение созрело.
Выслеживать!
Хоть не мешало бы подумать:
коль вы ревнуете, то любите.
Конечно, жизнь отдам – узнаю правду!
Все правильно.
К чему же вы готовы?
Выслеживать?
Да. Точно.
Выследим!
Ну? Выследили…
Они вошли вдвоем в подъезд в шестнадцать
и вышли в двадцать два.
Потом сослались на занятия в спортзале.
Все точно!
Все у вас в руках!
Теперь пора решить
то, что решить всю жизнь вы не могли.
Ай-яй, вы не готовы…
Решать-то должен выследивший…
А он же любит.
Он страдает.
А как застал, так любит еще больше!
Нет-нет, мы не готовы…
Хотя там есть надежда. Есть надежда…
А вдруг расскажет сам?
Вот победа!
Вот ура!
До следующего пораженья.
Из этого и состоит любовь. Если любить…
А очень хочется.
На голос и на звук
хозяина.
Душа и сердце вниз,
а ушки вверх.
Зовут! Зовут!
Бегу-бегу!
Но это ж не семья. Конечно, не семья.
Зато любовь!
А семьи все крепчают к старости.
От общих неприятностей,
безденежья,
тупых детей и неудач…
А молодость не так уж долго тянется
в плохих условиях.
Можно и перетерпеть.