ПОТОМКАМ

Михаил Жванецкий



Опустилась вода и он остался в одиночестве.
Трением ручки о бумагу добывает огонь.
Есть что вспомнить и некого позвать.
Судьба подстраивается под талант.

Жизнь собирает всех вместе только для того, чтобы потом весело сказать — но в жизни он был несчастливым. Что, вероятно, и было стимулом для написания этой прелестной вещицы. “Будь я проклят и вы все тоже!”
Хотя и в ней уже чувствовалась некоторая растерянность.

А вслед в коротком эссе “Слетайтесь суки, ваша взяла!” в хорошем стиле и оригинальном построении явственно слышен призыв автора к окружающим! Особенно концовка, где три слова. “Так и не избавился,” — всего три слова придают законченность смысловую и художественную.
Это произведение вызвало массу подражаний, но никто не добился такой свежести и отчаяния. Резко. Энергично. Ничего лишнего.
Его обращение к детям: “Так я вас имел или вы меня имели?!” — несет глубокие раздумья о месте отцов и детей, в сжатой форме подведен итог многолетней переписки, судебных издержек, материнских и детских претензий.
Находясь в расцвете своего дарования и полном упадке сил он пишет очень ярко, что чувствуется в его письмах, обращениях, любовно собранных в небольшую повесть “Эй, неужели никого?”

Мы получили от самой последней секретарши письма и записки, озаглавленные “Ну ты, могла бы хоть позвонить, подонок!”
За этими строками встает нелегкая, но настоящая жизнь, достойно завершающая сборник, вышедший после того, как автор сам закончил свою биографию, обращением к нам, его современникам:
“Вам надо было поддержать меня материально. Вы все перепутали!”