Илье Ильфу

Михаил Жванецкий



Да! Сто лет Ильфу.
Из них он сорок прожил.
Самый остроумный писатель.
Были глубже.
Были трагичнее.
Остроумнее не было.
Это у него не шутки.
Это не репризы.
Это состояние духа и мозгов.
Это соединение ума и настроения.
И наблюдательности.
И знания.

Лучше, чем он, не скажешь.
Каждая строка — формула.
“12 стульев” — учебник юмора.
Чтобы избавиться от перечитывания. лучше выучить наизусть.
Мы и знали наизусть.
Мы и знали наизусть.
Говорят трагедия выше.
Это говорят сами исполнители.
Может быть. Может быть.
Но ее не знают наизусть.
Говорят юмор стареет.
Может быть.
Кстати, кто это все говорит?
Надо бы выяснить.
Времени нет.
Как скажут — “общеизвестно”. так и хочется выяснить.
Бросить все и выяснить.
Впрочем. тех, кому это общеизвестно тоже мало осталось.
Может быть бессмертная комедия выше бессмертной трагедии?
Может быть.
То, что она полезнее для здоровья общеизвестно.
Время все расставит.

Но свидетелей уже не будет.
Наш характер хорошо смотрится и в комедии и в трагедии.
И ту и другую он создает сам.
Одновременно.
Отсюда и выражение “смех сквозь слезы”.
Как хотелось избавиться от слез.
Не получилось у Ильи Арнольдовича.
Получилось лучше.
Давно умер.
А такого больше нет.
Что в ней, в этой Одессе?

Михаил Жванецкий
Одесса 23 сентября 1997 г.