Умелец

Семен Альтов



Золотые руки у Федота Березова! Когда в первый раз заходишь к нему в дом, то поначалу кажется, что в нем абсолютно пусто. И только когда хозяин начинает знакомить со своей коллекцией, начинаешь понимать, какие удивительные сокровища собраны под этой крышей.

Федот – мастер уникальной миниатюры. Вот прямо передо мной на стене висит известная картина “Иван Грозный убивает своего сына”. Пронизанное драматизмом полотно выполнено на срезе конского волоса. А всего в картинной галерее Федота двенадцать картин. Хозяин приглашает нас к столу. Садимся пить чай. На столе – прелест- ный чайный сервиз на двенадцать персон, расписанный картинами из жизни природы. Весь сервиз состоит из двенадцати маковых зернышек.

Как и все дома в этой деревне, дом Березова славится своим хлебосольством. Дети расставляют баночки с разносолами, вареньем и прочими вкусными вещами, которые достают из холодильника, – его Федот мастерски выдолбил в сосульке, висящей за окном! Маленькая девочка, очевидно дочурка Федота, просит у папы денег на мороженое. – Возьми сама, – ласково говорит он и кивает на кошелек, искусно сши- тый из шелупайки семечки подсолнечника. Кошелек лежит на тумбочке возле двуспальной кровати. Весь спальный гарнитур вырезан из цельного зернышка перца.

Обращает на себя внимание обстановка квартиры: тончайшей работы ореховый гарнитур – стол, стулья, сервант, диван, канапе – все из скорлупы кедровых орешков. Уютно смотрятся на стене часы с кукушкой в рисовом зернышке… Каждый час кукушечка выскакивает и что-то истошно кричит. Подойдем к книжным полкам, сплошь уставленным шедеврами отечественной и зарубежной литературы. Все это каким-то чудом уместилось на кусочке пчелиных сот величиной с ладонь. От меда странички несколько слиплись, но если послюнить палец, можно кое-что разобрать. Отдельно на окне лежит любимая книга Федота – “Три мушкетера” Дюма. Она позаимствована из библиотеки. А вот и последняя работа Федота: в стеклянной бусинке два крошечных микроба – один в синей маечке, другой в красной. И что характерно, оба в черных трусах. Их сшила жена Федота – Мария, тоже большая искусница. Что-то давно пищит за дверьми. Оказывается, это пришла с поля любимая корова Федота Эсмеральда. Мария, гремя ведрами из ольховых шишечек, уходит. Очевидно, пошла доить…

Кстати, все экспонаты в этом доме-музее настолько тонкой ювелирной работы, что их трудно заметить невооруженным глазом. Все эти чудеса можно разглядеть только под микроскопом. Этот микроскоп, увеличивающий в тысячу раз, смастерил Федот в свободное от работы время. Весь сложный прибор с механикой, оптикой смонтирован в зерне озимой пшеницы и лежит в мешке, где этой пшеницы пуда полтора.

Временами слышен негромкий приятный звон. Это Федот подковал всех блох серебряными подковами. “Какой талант!” – думаю я, глядя на Федота через микроскоп, увеличивающий в тысячу раз.