Чужой пассажир

Семен Альтов



Провожающие уже вышли из вагонов, когда по перрону промчался человек с чемоданом. Добежав до шестого вагона, он ввалился в тамбур и, протянув проводни- це билет, вздохнул: “Фу ты, еле успел!” – Минутку! – строго сказала девушка в пилотке. Успели, да не туда. Это не ваш поезд!

– Как не мой? А чей? – испугался пассажир. – Наш двадцать пятый, а у вас на двадцать восьмой. Он час назад ушел! До свидания! – проводница выпихнула мужчину на перрон.

Тепловоз гукнул, и состав медленно тронулся с места. – Постойте! – закричал пассажир, набирая скорость вместе с поездом. – Я купил билет! Дайте влезть! – Он ухватился рукой за поручень. – Я тебе влезу! – рявкнула проводница. – Руки уберите взад! Не лапай- те чужой поезд! Бегите в кассу, поменяйте билет, тогда сажайтесь, если догоните! Или дуйте к бригадиру! Он в десятом вагоне едет! Гражданин прибавил скорость и, поравнявшись с десятым вагоном, заво- пил в открытое окно: – Извините! У меня билет в шестой вагон, а она говорит: не на мой по- езд! Бригадир, поправляя перед зеркалом фуражку, не оборачиваясь, сказал: – У меня сейчас обход состава. Если нетрудно, загляните минут через тридцать! Через полчаса он вернулся и, взяв через окно билет, начал его разгля- дывать. – Все в порядке! Во печатают, да? Ни черта не разберешь! Скажите Га- ле, я разрешил. Пассажир сбавил скорость и, поравнявшись с шестым вагоном, закричал: – Галочка! Это я! Вам привет от бригадира! Он сказал: сажайте меня! Девушка недовольно посмотрела на билет:

– “Он сказал”! У вас тринадцатое место! Вот! А на нем уже едет женшина! Незамужняя! Что вы с ней на одной полке делать будете? Не посажу! Так бригадиру и передайте!

Мужчина чертыхнулся и побежал разбираться. Состав давно набрал скорость и грохотал на стыках. Пассажиры начали раскладывать на столиках ужин. – А ведь хорошо бежит товарищ. Я в его годы по утрам тоже, бывало, как выбегу! – сказал пассажир в тренировочном костюме, прожевав бутерброд с колбасой. – Могу поспорить: дома он будет раньше нас! Пассажир в бобочке перестал нарезать огурец и заметил: – По асфальту-то каждый может. Посмотрим, как он по болоту пойдет, родимый!

…Мужчина с чемоданом продолжал мотаться по шоссе вдоль поезда от проводницы к бригадиру и обратно. Он был уже в трусах, майке, но при галстуке. В это время по вагонам пошли ревизоры.

– Кто это там бежит?

– Да вроде с нашего поезда, – сказал кто-то. – С вашего? – Ревизор высунулся в окно. – Товарищ! Эй! А билет у вас есть?

Бегущий кивнул и полез в трусы за билетом.

– Не надо! Верю! Надо людям верить! – сказал ревизор, обращаясь к пассажирам. – Бегите, товарищ! Бегите себе, раз билет есть. А то, знаете, некоторые зайцем норовят! За государственный счет! Счастливого пути! В купе ехали бабушка с внучкой и двое мужчин. Бабушка начала кормить девочку с ложечки, приговаривая: – Это за маму! Это за папу! Это за того дядю, который бежит к своей бабушке! Мужчины при этом чокались и повторяли: “За папу! За маму! За того му- жика! ” Проводница пошла разносить чай. Проходя мимо окна, за которым маячил пассажир, она спросила:

– Чай пить будем?

Тот замотал головой. – Ну как хотите! Мое дело предложить! – обиделась проводница. Пассажиры начали укладываться спать. Четыре женщины долго метались по вагону, менялись местами с соседями, чтобы оказаться в одном купе без мужчин. После долгой торговли удалось выменять девичье купе целиком. Счастливые, женщины лениво переодевались ко сну, и тут дама в красном халате заметила в окне бегущего мужчину с чемоданом.

– Девочки! Он все видел! – Она возмущенно рванула занавеску, и та, естественно, упала с металлическим штырем на стол. Женщины завизжали, пряча свои прелести кто куда.

Наконец занавеску приладили, в темноте долго говорили о том, какие наглые пошли мужики и где их взять. Расслабленные воспоминаниями, задремали. И тут дама в спортивном костюме вскочила:

– Девочки, послушайте, что он делает? Ухает, как паровоз!

– Да это паровоз и есть! – сказала женщина с нижней полки.

– Не надо! Паровоз делает так: “У-у-у…”, а этот: “ух-ух!”. Мне сны нехорошие приснятся! – Дама в красном халате постучала в стекло:

– Можно потише?! Вы здесь не один.

…Человек бежал. Может, открылось второе дыхание, но бежал он с ка- ким-то сияющим глазом. И внезапно запел: “По долинам и по взгорьям…” Старичок в панаме, читавший газету и близоруко водивший носом по строчкам, прислушался и сказал:

– Запел! Точно сумасшедший! Из больницы сбежал!

– Не из какой не из больницы, – мужчина в пижаме зевнул. – Автостоп называется! Люди бегут автостопом. Так всю страну можно обежать. Дешево, удобно и чувствуешь себя человеком, потому что ни от кого не зависишь. Бежишь по свежему воздуху, а тут духота и обязательно кто-то храпеть будет! Обязательно!

Проводница шестого вагона сидела в купе и шумно пила чай, поглядывая в окно. Там в свете редких фонарей мелькал человек с чемоданом. Под мышкой, откуда ни возьмись, у него появился транспарант: “Добро пожаловать в г. Калинин!” И тут проводчица не выдержала. Чуть не вывалившись в окно, она заора- ла: – Издеваетесь?! Ни днем ни ночью нет покоя! В глазах рябите! Убирай- тесь отсюдова!

Пассажир странно улыбнулся, дал гудок и рванулся вперед. Навстречу ему на всех парах из Москвы несся и непрерывно гудел груз- ный мужчина с чемоданом в правой руке и с женой в левой.